Cайт создан с помощью конструктора сайтов для бизнеса Nethouse

Досуг

Дача Репина в Куоккала

Усадьба «Пенаты» расположена на Карельском перешейке, в дачном поселке Куоккала (ныне Репино) под Санкт-Петербургом. Во многом благодаря великому русскому художнику Илье Репину и другим представителям интеллигенции, в начале прошлого столетия этот небольшой дачный поселок стал центром общественной жизни.

Посетили дом-музей И.Е. Репина и прогулялись по парку усадьбы «Пенаты», а также обсудили вопрос о том, как добраться до музея «Пенаты», сколько стоят входные билеты.

Рассказ об истории музея-усадьбы «Пенаты» проиллюстрирован старинными фотографиями (1899 - 2011), на которых запечатлены:

- усадьба и ее обитатели

- Илья Ефимович, в разные годы.

Северное побережье Финского залива стало излюбленным местом отдыха петербуржцев с конца XIX века. Особую популярность приобрел этот район после открытия в 1870 году железной дороги между Петербургом и Выборгом.

С того времени на финском взморье охотно снимали дачи и приобретали дома многие известные художники, писатели, музыканты. Эта живописная местность притягивала интеллигенцию красотой северной природы, тишиной, морским воздухом, а также удобством железнодорожного сообщения с Петербургом.

Финляндия, к территории которой тогда относилась Куоккала и соседние поселки, обладала известной степенью автономии в царской империи и привлекала творческих людей свободной интеллектуальной атмосферой «ближней заграницы».

Рождение «Пенатов»

Начало дружбы Репина с этими местами относится к 1899 году (Репину тогда было 56 лет). Именно в это время была оформлена купчая на имя подруги (невенчанной жены) художника - Наталии Борисовны Нордман.

Вот эта купчая, подтверждающая приобретение усадьбы у девицы Елены Репо, - уникальная документ с обозначением точной даты рождения усадьбы «Пенаты» (27 мая 1899 года по новому стилю).

Дочь русского адмирала шведского происхождения и русской аристократки, Наталия Борисовна Нордман становилась собственницей земельного участка и располагавшихся на нем строений (первоначально там стоял небольшой одноэтажный дом).

Оформивший сделку Репин осуществил мечту Наталии Нордман о самостоятельной жизни и обеспечил будущее этой небогатой женщины на случай своей смерти.

У забора при входе на участок прибили дощечку с надписью Villa Penates, а слева поместили табличку о том, что данное владение является «дачей Н. Б. Нордман».

Чуть позднее соорудили полноценные деревянные ворота с калиткой.

Наталия Борисовна Нордман (1863-1914), на имя которой Репин оформил усадьбу, была образованной современной женщиной, самостоятельной личностью, борцом за права женщин и вегетарианкой.

Она много писала под литературным псевдонимом Северова.

Литературные произведения Нордман (в основном посвященные теме судьбы свободных женщин) отличались умеренными достоинствами, однако ее воспоминания, письма и статьи представляют немалый исторический интерес.

Большинство ее творений выходили весьма скромными тиражами, и лишь «Поваренная книга для голодающих» шла нарасхват и выдержала четыре издания.

В этой книге спутница Репина высказала ряд здоровых идей, выступив против ленивой барской жизни, общественных условностей и навязчивого гостеприимства с непременным перееданием и сопутствующим ему ожирением и вообще ущербом здоровью.

Кроме того, Наталия Борисовна была замечательным фотографом. Она окончила специальные курсы и успешно участвовала в конкурсах фотографии.

Благодаря фотоснимкам, сделанным спутницей Репина,

мы можем получить представление о том, как протекала жизнь в «Пенатах» и в праздники, и в самые обычные дни.

Нордман умела сделать снимок неожиданно и запечатлеть Репина в милых повседневных ситуациях, подчас даже в почти интимные моменты. Нордман не только сама увлекалась фотографией, но и научила снимать Репина, что помогало ему в работе.

Сохранилось много фотографий Нордман, на которых можно разглядеть репинский дом, его интерьеры, а также парк с беседками.

Все эти материалы очень пригодились при восстановлении сгоревшей усадьбы после войны. Также Нордман собирала всю литературу о Репине, составляла ценные альбомы с газетными вырезками.

Итак, первоначально «Пенаты» были именно дачей Наталии Нордман. Вряд ли кто-то догадывался, что художник сам поселится в этой усадьбе и проведет там последние 30 лет своей жизни.

Нордман же скончалась значительно раньше Репина: она умерла от туберкулеза в Швейцарии, когда ей был всего 51 год.

Пенаты в римской мифологии - имена богов-хранителей домашнего очага, семейного благополучия (позднее данное слово стало нарицательным обозначением родного дома). Название было выбрано очень верно: усадьба в Куоккале действительно стала для Репина очень родным, дорогим местом.

Художник не покинул «Пенаты» и после смерти: согласно его воле, Репин был похоронен в глубине им же созданного парка, а в доме открыли музей Репина.

Переезд из Петербурга и благоустройство усадьбы

Усадьба, купленная Репиным для подруги жизни, располагалась в Куоккале, на берегу Финского залива, в 45 км от Петербурга.

Участок занимал около 2 гектаров и находился в запущенном состоянии.

Чтобы осушить и привести в порядок заброшенный участок, самые сырые места решено было углубить и превратить в пруды (всего было вырыто пять соединенных протоками прудов).

Грунт же, доставаемый со дна, укладывался в горки и укреплялся валявшимися тут же валунами. За лопату нередко брался и сам Репин.

В итоге вокруг усадьбы получился небольшой, но насыщенный «затеями» парк с живописными группами дикого камня, цветущими клумбами, мощеными дорожками, прудами, деревянными мостиками, скамейками, беседками, березами, елями и яблонями.

Первое время Репин часто приезжал в «Пенаты», но жить оставался в Петербурге (в профессорской квартире Академии художеств).

К тому времени художник уже приближался к шестидесятилетию и находился в зените славы. Он был очень знаменит по множеству портретов и таким картинам, как:

- «Бурлаки на Волге»

- «Иван Грозный»

- «Крестный ход в Курской губернии»

- «Не ждали»

- «Запорожцы».

Кроме того, он был занят большим заказом: с помощью своих учеников из Академии художеств (Б.М. Кустодиева и И.С. Куликова) Репин писал огромное полотно «Торжественное заседание Государственного совета», ставшее одним из высочайших достижений русской живописи.

В начале 1903 года Репин показал на Передвижной выставке картину «Какой простор!», построенную исключительно на впечатлениях от пребывания в Куоккале.

Восторг перед красотой и силой природы передавал ощущения самого художника в ту пору.

Летом того же 1903 года Репин, закончивший работу над полотном «Торжественное заседание Государственного совета», окончательно переехал жить в Куоккалу из Петербурга, а картины переместились из мастерской в Академии художеств в маленький дом усадьбы (в Академии Репин еще продолжал профессорствовать до 1907 года).

Перебравшись в «Пенаты», Репин жил здесь до конца жизни и не прекращал работать.

В 1903 году у входа в усадьбу появились яркие расписные деревянные ворота с резной надписью «Пенаты».

От ворот шла в глубину парка Березовая аллея, а справа находился репинский дом.

Раскрашенные резные ворота с калиткой и названием усадьбы были выполнены по рисунку самого Репина.

После 1922 году художник слегка переделал дизайн ворот, но основой их рисунка по-прежнему остались узоры народной вышивки.

После переезда в загородную усадьбу Репин приступил к перестройке дома, чтобы сделать его максимально удобным для жизни и работы.

Постепенно тесная и довольно темная одноэтажная дачка начала обрастать пристройками, балконами, верандами и превратилась в двухэтажный особнячок.

Для начала в 1904 году со стороны парка была пристроена зимняя веранда наподобие стеклянной пирамиды.

Это светлое помещение использовалось Репиным в качестве мастерской. Впоследствии художник украсил наружные стены веранды резными узорами в виде грифонов.

Тогда же в «Пенатах» впервые побывали гости: 24 июля 1904 года по старому стилю Репину исполнилось 60 лет, и его навестил В.В. Стасов с племянницами.

Летом 1904 года на аллее Пушкина фотографом К.К. Буллой были сделаны знаменитые снимки, запечатлевшие встречу в «Пенатах» В.В. Стасова и А.М. Горького (Стасов случайно встретил Буллу на вокзале и позвал с собой; впоследствии знаменитый фотограф часто бывал в «Пенатах»).

Встреча положила начало знаменитым репинским «средам».

Уде в начале XX века усадьба Репина «Пенаты» стала достопримечательностью этих мест.

Кто только здесь не бывал:

- писатели (Андреев, Куприн, Гарин-Михайловский)

- музыканты (Кюи, Глазунов, Асафьев)

- художники (друзья и ученики Репина).

В 1910-е годы в «Пенатах» постоянно бывал Чуковский, ученые Бехтерев и Павлов.

Список побывавших в усадьбе знаменитостей можно продолжать бесконечно.

Гостеприимство и доброжелательность Репина, его любовь к музыке и литературе, интерес ко всему новому и талантливому - все это привлекало в «Пенаты» лучших представителей русской интеллигенции начала XX века.

Репинский дом посещали Маяковский, Шаляпин, Бунин, Есенин и многие другие.

«Все побывали тут», - вспоминал впоследствии Репин.

Дом продолжал разрастаться и благоустраиваться.

Был сооружен второй этаж с затейливыми скатами кровли, резными украшениями и стеклянной крышей над 2 мастерскими, пристроен кабинет, а над ним - просторный открытый балкон, примыкающий к мастерской. Дом принял несколько причудливый вид сказочного терема.

Строительство в «Пенатах» велось без предварительного плана, однако все помещения создавались по рабочей необходимости.

Все осуществлялось по замыслу и эскизам самого Репина и под его непосредственным наблюдением.

Хотя рисунков с архитектурными эскизами не сохранилось, об их существовании известно по письму В.В. Стасова (1905), в котором упоминаются, в частности, такие «образчики архитектуры Репина», как «входные ворота с орнаментами» и «окно на фасаде».

В оформлении дома были использованы мотивы народных узоров.

В архитектуре жилища соединились мотивы древнерусского искусства и северного деревянного модерна. Необычность конструкции заключалась еще и в том, что дом почти на две трети был построен из стекла.

Застекленными были веранда и остроконечные башенки над ними, а также потолок на обоих этажах и даже крыша (художник стремился создать идеальное естественное освещение).

Строительство было завершено в 1912 году.

Причудливый теремок казался привлекательным далеко не всем.

Например, финские соседи Репина оценивали дом без восторга, считая здание «безобразнейшим на Перешейке», называя это нагромождение пристроек «продуктом странной фантазии».

Почти всем постройкам и тропинкам на территории усадьбы были даны своеобразные названия. Так, от дома шла засаженная елями «Аллея Пушкина», пересекавшая лужайку, получившую название «Площадь Гомера».

Стоящую рядом на пригорке деревянную беседку стали именовать «Храмом Озириса и Изиды».

В конце «Аллеи Пушкина» выстроили 12-метровую ажурную «Башенку Шехерезады», располагавшую смотровой площадкой с видом на залив.

Горку, которая отделяла участок от соседнего поля, Репин назвал Чугуевской (Чугуевой) горой, в память о своей родине.

Холм у ее подножия был излюбленным уголком художника, и именно здесь Репин завещал себя похоронить.

Судьба усадьбы «Пенаты» после смерти Нордман и революции

В 1910 году, за четыре года до своей смерти, Наталия Нордман оформила завещание на усадьбу «Пенаты».

В нем говорилось, что в случае ее смерти усадьба становится пожизненной собственностью Репина, а затем переходит к Императорской Академии художеств.

После смерти художника Нордман определила устроить здесь музей, «домик Ильи Ефимовича Репина». Дом-музей должен был сохранить в своих комнатах отпечаток вкусов и привычек художника.

В феврале 1914 года Репин посадил гражданскую жену на поезд: она уезжала лечиться в Швейцарию. Больше они уже не увиделись.

Впрочем, как вспоминают современники, Репин расставался с Наталией Борисовной без особого сожаления: разрыв в их отношениях наметился уже давно.

Их 15-летний брак, точнее «дружеское сожитие» (эмансипе Нордман всегда подчеркивала, что не является женой Репина), не был безоблачным.

Если в 1907-1910 годах совместная жизнь Репина и Нордман была гармоничной, то позже случались кризисы. Только ранняя кончина Наталии Борисовны остановила полный разрыв между ними.

Идеалы и увлечения Наталии Борисовны существенно повлияли на жизненный уклад в «Пенатах».

В частности, она была сторонницей идеи раскрепощения прислуги, боролась за права обездоленных, устраивала народный театр, помогала сиротам, безработным, голодным, зачастую совершенно чужим людям.

Прислуга «Пенатов» имела определенные часы работы (редкость для того времени); кроме того, договор предусматривал дополнительную плату за каждого посещающего дом гостя и за лишние часы работы.

В 1911 году Нордман организовала в поселке детский сад и сама постоянно занималась с детьми.

Своих детей у них с Репиным не было (в год знакомства (1898), когда Репину было уже за 50, а Нордман - за 30, Наталья Борисовна забеременела, но родившаяся девочка скончалась в младенческом возрасте; впоследствии Нордман утверждала, что ма­теринство - это крест и отстаивала право женщин на самореализацию помимо материнства).

Многие смеялись над этой непривлекательной и фанатичной женщиной, называя ее чудачкой, писали о неблаготворном влиянии Натальи Борисовны на Репина, упрекали, что ей было не по нраву «служить славе» гениального художника, припоминали ей пресловутые «котлеты из сена».

Друг и сосед Репина К. Чуковский написал о Наталии Борисовне: «Благородство своего отношения к Репину она доказала тем, что, не желая обременять его своей тяжкой болезнью, ушла из “Пенатов” - одна, без денег, без каких бы то ни было ценных вещей - и удалилась в Швейцарию, в Локарно, в больницу для бедных».

В июне 1914 года Нордман умерла от туберкулеза. Приехавший в Швейцарию Репин уже не застал ее в живых.

После смерти Нордман в 1914 году Репин обнародовал завещание, которое вполне соответствовало и его желаниям.

Кроме того, он внес на счет Академии художеств около 40 тысяч рублей на будущее содержание усадьбы (поскольку иначе Совет Академии просто не желал принимать этот дар).

Решения Нордман он не изменил и позже, когда в конце 1917 года Финляндия получила независимость и в апреле 1918 года граница с советской Россией закрылась.

Карельский перешеек, включая Куоккалу, стал зарубежным владением, и Репин таким образом, никуда не выезжая, оказался на территории соседнего государства.

В 1922 году к Репину в «Пенаты» переехала из Петрограда его старшая дочь Вера (от брака с первой женой Верой Алексеевной Шевцовой у художника было четверо детей).

С этого времени она фактически стала хозяйкой усадьбы.

В 1924 году по случаю 80-летия Репина в Третьяковской галерее в Москве и в следующем году в Русском музее в Ленинграде были устроены масштабные выставки работ художника.

В эти дни Репина навестили его старые друзья: К. Чуковский, скульптор И. Гинцбург, академик И. Павлов. Большим событием стал приезд летом 1926 года делегации советских художников, которую возглавил ученик Репина И.И. Бродский.

Несмотря на предложения вернуться на родину, художник не стал переезжать в советскую Россию.

Он стал очень религиозен и негативно относился к новой власти, и на то были конкретные причины (например, почти одновременно с приездом советской делегации в другой усадьбе Репина - Здравнево под Витебском - власти пытались раскулачить его младшую дочь, Татьяну, с семьей.

Финского гражданства Репин также не принял.


Поделиться:

Нет комментариев

Добавить комментарий